Андрей Бронников (brand_v) wrote,
Андрей Бронников
brand_v

Афганский синдром

Бесспорно, это тема, о которой лет тридцать как сто́ит забыть, однако в интернете на неё до сих пор периодически появляются сорные статьи. Сорными я их классифицирую потому, что кроме охов-вздохов по поводу совершенно провокационной гипотезы, принимаемой за аксиому, в них нет ничего. Помнится, в 2003 году, одна жопулярная телеведущая, в своей еженедельной прайм-тайм пидарачке разразилась совершенно невежественным словесным поносом в отношении сабжа, даже воскликнула: «неужели значительная часть нашей армии заражена этим…»

Это было явно новое слово по теме, до этого ни один шизик не договаривался до того, что АС является инфекционным заболеванием. Вопрос очередной обласканной властью теледивы был, разумеется, задуман как риторический, но я легко могу на него ответить. А у Вас, любезная, неслабая асимметрия лица, но не это главное. А главное в том, что Ваша асимметрия очевидна и бесспорна для всех, чего никак нельзя сказать об обсуждаемой теме.

Видите ли, мои дорогие, существует такая неудобная штука, как Международная классификация заболеваний. То есть, неудобна она потому, что Минздрав РФ принял её в качестве закона. Попросту говоря, если российский врач ставит диагноз, отсутствующий в этой классификации, то юридически такое действие классифицируется всего лишь как служебное преступление. А афганский синдром в данной классификации отсутствует, с чем вас и поздравляю.

Первые статейки в форме гипотез об АС появились в ещё советской прессе в середине 80-х, практически одновременно с такими же, в форме гипотез, статейками о СПИДе, (AIDS), и СПИД под названием вич-инфекция в эту классификацию давно включён, а вот АС – нет! Как так получилось? Фишка в том, что в отношении вич-инфекции была проделана огромная истинно научная работа, идентифицирован вирус, антитела, симптомы, а в отношении АС дело ограничилось дилетантскими статейками.

Вообще, если мы хотим серьёзно говорить о сабже, нам необходимо ответить на целый ряд вопросов. Например, для начала, является данное явление психологическим, или психиатрическим? Несмотря на общий корень в этих двух определениях, разница огромна. Далее, в названии имеется явно географическое указание. Ну, что же, нам известен стокгольмский синдром. Он может наблюдаться где угодно, и даже конкретно в Стокгольме вероятность его возникновения несравнимо ниже, чем во многих других регионах планеты. И как оно с АС, им страдают только побывавшие в Афганистане, или кто угодно?

И третий жизненно важный вопрос: каковы симптомы этого ужасного заболевания? Ни одна из прочитанных мной статеек по теме ответов ни на один из этих трёх вопросов не даёт. И после этого авторы таких опусов обижаются на мой совет писать о том, в чём разбираются получше.

Единственное, что они кое-как формулируют, что война это стресс, а стресс вызывает патологии. Вот что забавно: самый сильный стресс в своей жизни лично я пережил не в Афганистане, не в бою, а в совершенно мирных условиях. .

Закончилась смена на заводе, народ толпой валил к автобусной остановке, и вдруг на «зебре», в метре от меня, летящий как минимум, с двойным превышением автомобиль сбил насмерть человека. Да, ребята, одно дело – бой, совсем другое – расслабление после рабочего дня. Стресс гораздо сильней. И где же хоть один писк о психпроблемах у участников и свидетелей ДТП?

Нету! И почему же? А немудрено догадаться, даже не будучи дипломированным психологом. Штука в том, что дилетантские статейки об якобы имеющем место быть афганском синдроме пишут особи, в силу возрастных, социальных, и/или гендерных причин уверенные в том, что на войну они никогда не попадут. А от попадания в ДТП у нас никто не застрахован, если начать рыть эту яму, очень просто можно в неё самому попасть.

Как-то, в конце прошлого века, в передаче «Служу России» показали некий центр помощи страдающим афганским и чеченским синдромами. Кстати, снова вопрос без ответа: это одно заболевание, или разные? Если одно, для чего разные названия? Если разные, в чём причины этой разницы?

Но изюминкой репортажа была некая сотрудница, вещавшая навзрыд: «Им говоришь: «Ребята, вы больны», а они смеются…» При этом у неё мелко тряслась голова, я тоже засмеялся. Да, очень часто у любителей порассуждать об афганском синдроме наблюдаются явные признаки психических проблем, и объясняется это просто. В упомянутой Международной классификации есть такой диагноз – шизофрения. Один из её симптомов – неспособность отличать воображаемое от реального. Если кому-то воображаемое заболевание кажется совершенно реальным, настолько, что они пишут о нём статьи в СМИ, да ещё и пытаются кого-то от него лечить, с такими всё ясно.

Встречались мне по жизни ребятки, уверенные, что были в Афгане, подвиги былинные совершали… Они даже не в состоянии понять, что их фантазии видны сразу, без напряжения. Свидетельств-удостоверений у них, разумеется, нет, кто по пьяни потерял, и не стал восстанавливать, кто был там с та-акой секретной миссией (в звании, максимум, сержант), что ни в каких документах не отражено… Вот их поведение можно было бы назвать афганским синдромом, только зачем? Снова симптом шизы.

Tags: #000000
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments